Peter Greif На главную К списку на букву "Р" Simbolarium
SIMBOLARIUM |Распятие Христа

Синонимы

-- /

Этимология


--

Смотри


--

Смотри также


--

Символизирует


--

Символизируется


--

Дефиниция или общая информация

--
Предыдущая статья по алфавиту

PREW

Следующая статья по алфавиту NEXT
Иллюстрации ABB
Поиск по сайту FIND
Черновые заметки

ZAMET

ZAMET

Черновые заметки
// Мф., 27:33-56; Мк., 15:22-41; Лк., 23:33-49; Ин., 19:17-37 //
> Крест Господень / История Креста Господня / Св.Лонгин /
>> Андрей / Косма и Дамиан / Пётр / Филипп, апостол // также были распяты.
Троица /
Смерть Христа на кресте.
Центральный образ христианского искусства и зрительное средоточие всех помыслов христианина.
Изменчивый характер и отражение господствующих настроений и концепций в религиозной мысли.
Распятие как конспект (напоминание о) христианском учении.
Средние века - символико-аллегорическое выражение доктрины.
Контрреформация - простой предмет поклонения, с лаконичным изображением одного лишь Христа.
Итальянское Возрождение - подробной, картинный и многофигурный пересказ евангельской истории.
Ранняя Церковь избегала этого сюжета.
В то время когда христианство было запрещенной религией в Римской империи, распятие Христа изображалось символически посредством агнца, помещенного рядом с крестом.
Даже во времёна Константина Великого крест изображался без фигуры Христа.
Наиболее ранние известные изображения Распятия относятся к VI в. Они очень редки.
Широкое распространение сюжет получает в эпоху каролингов (резьба по слоновой кости, чеканка, в иллюминированных манускриптах).
С того же времени появляются характерные для "Распятия Христа" сопровождающие фигуры и образы:
- Дева Мария и Св. Иоанн Евангелист;
- центурион [сотник] и человек с губкой;
- два разбойника;
- солдаты, разыгрывающие одежды;
- символические (солнце и луна)
- и аллегорические фигуры (Церковь и Синагога).
В ранней, идущей из Византии, трактовке Христос изображался как торжествующий Спаситель - живым с открытыми глазами и в царской короне.
С XI в. появляется новая трактовка сюжета, с акцентом на страданиях Христа - изнуренная фигура, поникшая голова, терновый венец (немного позднее). Доминирующий образ в западном искусстве.
Некоторые характерные особенности Распятия имеют доктринальное происхождение.
Своей жертвой на кресте Христос явил возможность человеческого искупления, иными словами, своего избавления от первородного греха Адама, унаследованного всем человечеством.
Средневековые авторы акцентируют "историческую" связь Грехопадения и Распятия:
- Показывается, что крест был сделан из райского Древа познания (или выросшего из его семени).
- Распятие соотносится с местом погребения Адама, чей череп лежит в основании креста.
- Искупительная кровь, истекающая "из ребра" Христа, собирается в евхаристическую чашу .
Этот сюжет невольно побуждает к симметричной композиции. Прослеживается отчетливая тенденция парного размещения фигур по обе стороны креста.
Различие в "моральном достоинстве" правой и левой сторон, отданных добродетели и пороку.
Крест.
В столице Древнего Рима распятие было широко применявшейся формой наказания для самых низменных преступников и рабов. Совершалось оно, по-видимому, следующим образом. На месте казни врывался stipes -вертикальный столб, который мог использоваться не раз. Осужденный нёс к месту казни поперечину (patibulum), к которой были привязаны руки (во избежание сопротивления). На месте его руки прибивались в запястьях к концам этой перекладины, которая поднималась на столб. С помощью прорезей и шипов она закреплялась либо на верху столба (чаще всего), либо несколько ниже. В первом случае получался сruх commissa ("соединенный") или тау-крест (от греч. буквы "Т"); во втором - crux immissa ("пересеченный"). Наконец к вертикальному столбу прибивались ноги распинаемого.
Подставка для ног (suppedaneum) - изобретение средневековых художников.
Обычным было прибивание гвоздями, а не привязывание, характерное для изображения разбойников. До XII в. традиционно изобржались четыре гвоздя - для рук и для каждой ноги. Впоследствии, за несколькими исключениями, их стало три (ноги прибивались одним гвоздем). Единственное упоминание о них в Евангелии сделал неверующий Фома (Ин., 20:25). Сейчас гвоздей, как святых реликвий, насчитывается более двадцати.
В античную эпоху надпись (titulus), указывавшая вину осужденного, вешалась ему на шею, а на месте казни прикреплялась на вершине креста.
Пилат "написал и надпись и поставил на кресте. Написано было Иисус Назорей, Царь Иудейский (...) по-еврейски, по-гречески, по-римски". (Ин., 19:19-20)
В искусстве Возрождения она обычно приводилась только по-латыни - "Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum", сокращенно: "INRI". В живописи Контрреформации ее можно видеть в полном виде на трех языках.
В искусстве XIII в. (изредка и позднее) крест иногда приобретает форму дерева жизни (lingum vitae). Этот сюжетный мотив происходит из трудов Бонавентуре, писавшего, что это было дерево познания, вновь родившееся благодаря силе крови Спасителя - еще один способ отразить связь Распятия и Грехопадения.
Фигура Христа.
Художники, начиная с эпохи Возрождения изображали Христа мертвым с голоой, клонённой на плечо (обычно правое). ("преклонив главу, предал дух" Ин., 19:30).
Терновый венец стали часто изображать с сер. XIII века, когда Людовик IX, принёс святые реликвии из крестового похода на Ближний Восток. До эпохи Контрреформации эта деталь редко упускалась художниками.
Средневековая Церковь обсуждала вопрос, был ли Христос на кресте обнаженным (в Древнем Риме было принято казнить именно так). В ранних восточных изображениях сюжета на нем длинная, без рукавов туника, иногда на поясе у Христа тонкие одежды. Но всё это - изобретения художников раннего средневековья, как и набедренная повязка (perizonium).
Персонажи вокруг креста
Два разбойника.
Все Евангелия рассказывают о двух разбойниках, распятых вместе с Христом. Их имена Дисмас и Гестас ("хороший" и "плохой") взяты из апокрифического Евангелия от Никодима.
У Луки один из них упрекал другого, что их наказание заслужено, тогда как Христос невиновен. Спаситель сказал на это: "Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю". Во исполнение обещания разбойник оказался среди спасенных Христом при Сошествии во Ад.
Из рассказа Луки выводится противопоставление между раскаявшимся грешником и нераскаявшимся. Хороший - справа от Христа, его лицо спокойное и умиротворённое, а дущу уносит ангел. Плохой - слева, он терзается, а его душа в когтях демона.
Иоанн сообщает, что воины перебили разбойникам голени, чтобы приблизить их смертный час. На картинах это изображается как в явнов виде, так и виде крови, которая льется из ран на их ногах. Этот мотив встречается в немецком искусстве XV в.
Византийское руководство для художников наставляет, что преступник справа - седой мужчина с округлой бородой, слева - молодой и безбородый.
Ранний итальянский Ренессанс придерживался византийской традиции.
В средние века разбойники (соответственно степени святости) писались меньшего размера, чем Спаситель.
Позднее на Западе для отличия от Христа, они обычно изображены не пригвождёнными, а привязанными за подмышки к Т-образным crux commissa, свисая с его поперечины (patibiilum). Порой у них завязаны глаза.
Воины с копьем и губкой.
Легендарные персонажи, получившие имена Лонгин (от греч. "копьё") и Стефатон.
В средневековье они постоянно изображались вместе по обе стороны креста, с поднятыми копьём (олицетворяющем Церковь) и тростью с губкой (Синагога).
Более известен первый из них: "Но, пришедши к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней. Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода" (Ин., 19:33-34).
Его окружает множество легенд и домыслов. "Золотая легенда" рассказывает об излечении его слепоты кровью из ран Христа, последующем крещении и мученической смерти. Канонизирован. На слепоту Лонгина может указывать воин, направляющий его пику.
Лонгин отождествляется с центурионом синоптических Евангелий (нет у Иоанна), воскликнувщшим: "Воистину Он был Сын Божий". В живописи эти персонажи часто изображаются по-отдельности: воин с пикой и сотник в воинском облачении (возможно, верхом); у него на лице ужас.
Стефатон изображался несколько реже. Все четыре евангелиста отмечали, что губка на конце трости была намочена в уксусе, предложенном Христу перед самой его смертью в качестве питья.
Нередки также изображение только копья и губки, возвышающихся среди воинского оружия.
Воины, бросающие жребий.
Персонажи частые во все периоды истории христианского искусства.
Обычно следуют самому полному описанию у Иоанна (19:23-24).
Одежды распятого Христа разделили на четыре части - "каждому воину по части"; а о хитоне, скроенном из единого куска ткани бросили жребий .
Воинов изображают у основания креста либо в углу картины. Число их различно, но редко менее трёх. Они бросают кости, ссорятся. Характерны образы: солдат с ножом, готовый разретать хитон; солдат, который пытается примирить ссорящихся.
Дева Мария и Св. Иоанн.
Очень распространенный сюжет типология которого установилась в IX в. (каролингское Возрождение).
Иллюстрирует вверение ещё живым Христом Девы Марии апостолу Иоанну:
"Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе". (Ин., 19:26-27)
Они изображаются со склоненными головами справа - Дева Мария, и слева - Иоанн от Христа. Одна рука Девы Марии, поддерживаемая под локоть другой, может быть поднята к щеке.
Когда фигура Христа живого (торжествующего) уступает место Христу умершему (с раной в ребре), буквальный смысл Евангелия пропадает, уступая место натуралистическому выражению скорби.
В XV в. эта тема оттесняется сюжетом "Обморок Девы Марии".
Дева Мария, падающая в обморок; святые жены.
Излюбленный ренессансный мотив не подкрепляемый свидетельством Библии.
Сюжет опирается на творения поздних средневековых монахов и мистиков, утверждавших, что Дева Мария теряла сознание трижды:
- по пути на Голгофу,
- у распятия Христа,
- после снятия его с креста.
Перемены с фигурой стоящей Девы Марии, стоически переносящей горе эпохи средневековья шли постепенно: в ранних образцах она еще на ногах, поддерживемая св. женами и Иоанном, а в XV в. обессиленная, опускается на землю. Но со 2-й пол. XVI в. этот мотив встречается редко: он был резко осужден Тридентским собором, указавшим художникам на, слова Иоанна (19:25): "При кресте Иисуса стояла Матерь Его (...)".
Св. жены, сопровождавшие Деву Марию, упомянуты всеми евангелистами с большими расхождениями.
Мария женой Клопаса (Иоанн), считается той же, что и матерь Иакова и Иосии (Матфей и Марк).
Также, Саломия (Марк) считалась той же личностью, что и "мать сыновей Зеведеевых" у Матфея.
Обе они вместе с Марией Магдалиной известны как Три Марии, хотя их число и варьировалось.
Они почти неотличимы дуг от друга, исключая Марию Магдалину: в искусстве раннего Возрождения она носит красные одежды. (Другая традиция - см. Святое Семейство)
Мария Магдалина.
Как уже отмечалось отличие Марии Магдалины от других св. жен, намечается в ранних произведениях эпохи Возрождения: иногда её можно опознать по красному плащу.
Но на протяжении всей эпохи Возрождения и Контрреформации ей придаётся особая роль.
Обычно, богато одетая и с пышными волосами, она стоит обособленно.
Она коленопреклоненно обнимает основание креста, целует кровоточащие раны на ногах Христа или вытирать их своими волосами, что делает эпизод в доме Симона Фарисея прообразным актом.
Может изображаться собирающей капли крови губами - аллюзия на Евхаристию.
Святые и донаторы.
Прим. с сер. XV в. появляется тип Распятия с предстоящими святыми, как в сцене Святого собеседования (Sacra Conversazione), появившейся в то же время. Помимо Девы Марии и Св. Иоанна-апостола почти всегда стоящих позади, может быть изображен Иоанн Креститель. Он присутствует либо как пророк божественности Христа и искупительной жертвы, либо как один из покровительствующих святых.
Эти святые указывают на обстоятельства изготовления образа:
- Патроны города, церкви или основатели ордена, для которых данное произведение было заказано. Чаще всего это Франциск Ассизский, Доминик, Августин (с Моникой).
- Столь же распространены изображение покровителей учености Иеронима и Екатерины Александрийской.
- Коленопреклоненный донатор (заказчик) часто сопровождаем Свв. Себастьяном и Рохом - защитниками от чумы, - знак того, что картина исполнена по обету, и/или в благодарность за избавление от болезни.
Символы и аллегорические фигуры
Череп и змея.
Присутствия в сцене Распятия черепа Адама определяется христианской доктриной искупления.
Впервые появляется в IX в., и становится постоянным элементом композиции.
Стекание на него крови из тела Спасителя - акт символического смывания Адамова греха, особенно характерный мотив искусства Контрреформации. Он может быть перевернут, как пробраз евхаристической чаши.
Змея с яблоком во рту - это еще одна аллюзия на Грехопадение.
Рана и чаша.
Благодаря Св. Августину, рана, нанесенная Христу копьём, приобретает особое богатство символики. Так, например, по его представлениям::
- Рана обычно изображается на правой, благой стороне тела, - стороне "вечной жизни" .
- "Кровь и вода" (Ин), излившиеся из раны, символизируют Евхаристию и Крещение .
- Как Ева сотворена из ребра Адама, так и Церковь, "Невеста Господа", родилась из раны его.
Спасительная кровь Христа начиная со времени позднего изображается собираемой в чашу Адамом, выходящим из могилы или стоящим ниже креста. С XIV в. аналогичным образом действуют ангелы, часто они парят по одному у каждой раны. Иногда чаша просто стоит у основания креста.
Солнце и луна.
Светила по сторонам креста (Солнце справа от Христа, Луна - слева), - постоянный элемент средневекового Распятия ещё встречаемый в искусстве раннего Возрождения. После XV в. встречаются редко.
Ведут своё происхождение от изображений солнца и луны в образах солнечных богов Персии и Греции, а в римские времена и на монетах с портретами императоров. В раннее христианское искусство эти символы пришли через праздник Рождества, восходящий к тогдашнему языческому празнованию нового рождение Солнца.
Изначально солнце и луна появились в таких сценах как Крещение, Добрый Пастырь, Христос в славе.
К началу практики изображения Христа на кресте эти элементы уже имели обоснование в Библии и теологии. Синоптические Евангелия рассказывают о том, что с полудня на всю землю спустился мрак, который продолжался до трех часов дня. Затмение могло быть просто знаком того, что небеса облачились в траур в момент смерти Спасителя, но это могло означать и более конкретный смысл (опять-таки по Августину): солнце и луна символизировали прообразное соотношение двух Заветов - Ветхий Завет (луна) может быть понят, освещенный светом, проливаемым на него Новым (солнце).
В средние века светила могли представать:
- В классической форме: мужской и женской фигурами, едущими в квадриге и повозке, влекомой волами, соответственно; каждая фигура помещается внутри круглого диска.
- В виде торсов с нимбом из лучей и полумесяцем подобным таковым у Аполлона и Дианыю.
Позже эти изображения были сведены к двум дискам с простыми символами (так у луны внутри контура диска изображается полумесяц); эти диски могут нести ангелы.
Церковь и Синагога.
Средневековые аллегорические фигуры из арсенала образов "моральной симметрии" Распятия. Упоминание Матфея (27:51) о том, как в момент смерти Христа "завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу" знаменовало в глазах христианских комментаторов знаменовало конец Ветхого Завета и триумф Церкви.
Коронованная Церковь стоит справа от креста, собирая в чашу кровь Спасителя (дух Закона). Синагога с завязанными глазами - слева, она роняет корону и скрижали (буква) Закона.
Пеликан.
Легендарная птица, кормящая (оживляющаая) своей кровью детенышей, которую можно видеть сидящей (гнездящейся) на вершине креста.. В эпоху Возрождения служила иллюстрацией к концепции об излиянии крови Христовой во спасение человечества. Нередки и отождествления с пеликаном самого Христа: например у Данте ("Рай", 25:112) апостол Иоанна описан как тот, кто "с Пеликаном нашим возлежа, к его груди приник".

Peter Greif / March 5, 2006 15:28

greif@sky.ru