Peter Greif На главную К списку на букву "Л" Simbolarium
SIMBOLARIUM |Латышская мифология

Синонимы

-- /

Этимология


--

Смотри


--

Смотри также


--

Символизирует


--

Символизируется


--

Дефиниция или общая информация

--
Предыдущая статья по алфавиту

PREW

Следующая статья по алфавиту NEXT
Иллюстрации ABB
Поиск по сайту FIND
Черновые заметки

ZAMET

ZAMET

Черновые заметки
Несмотря на близкое родство литовского, латышского и прусского языков, восстановить древние верования и религию всего балтийско-летского племени невозможною Мифология литовская или летская распадается на балтийско- прусскую, литовскую и латышскую.
Народы литовского происхождения, раскинутые на значительном пространстве, жили при разнообразных условиях; между ними в XIII в. преобладали отношения враждебные.
У прусских замландцев и у куро-жемайтов система религиозных представлений доходила до высокого развития, в то время как восточные латыши и литовцы стояли на сравнительно низкой ступени; притом на мифологию латышей, литовцев и пруссов имели различное влияние разные культурно-христианские течения.
У латышей выдвинулся, при отсутствии богослужебной литературы, средневековый культ св. Марии, смешанный с чертами древнего лаймопочитания.
У жмудинов и литовцев замечается отсутствие многих черт Иоанновского культа (24 июня), столь развитого у балтийских латышей ещё и в наши дни.
Главные черты латышского богопочитания:
1) культ Перкона, который прогоняет и убивает чертей (иодасов или велей); ср. Трейланд, "Латышские нар. сказки", 1887,
2) Почитание солнца (Saule, женск. р.), игру которого стараются видеть в Петров или Иванов день и в честь которого поют гимны-песни, с припевом ligo или ruto, roto.
3) Почитание душ умерших предков, являющихся во время северного сияния на небе, в виде воинов.
4) Почитание домового, огня домашнего очага, запечного духа, места явления покойных предков.
5) Почитание житного духа, в виде юмиса или юмаленя, как двойного колоса, приносящего приплод скота и богатое зерно на поле.
6) Почитание домашнего ужа, прозванного молочной матерью, покровителя крестьянского богатства (пукис, от нижне-немецкого Puck); ср. Anning, "Ueber d. lett. Drachenmythus (Puhkis)", Митава, 1892.
7) Почитание особого демона-покровителя лошади, Усеня, напоминающего русского Овсеня; оно приурочено к весенним юрьевским обрядам и праздникам конских пастухов-ночлежников, 23 апреля. Ср. "Мат. по Витебской губ.".
8) Почитание рожениц-судьбичек или лайм, назыв. также декла и карта и специально приуроченным к бане. Ср. Веселовский, "Разыскания" (XIII); "Судьба-доля".
9) Вера в кошмары, как у славян (кикимора) и германцев.
10) Вера в волкодлаков, выразившаяся в множестве сказаний о вилкатисах и леших.
11) Призывание Земли-матушки, как представительницы и сохранительницы душ покойников.
Жертвоприношения ещё в XVII веке были нескольких родов:
а) кровавые: резали черного быка, поросенка, козла или петуха;
b) кушанья - яйца, сало, сыр, масло, хлеб. Хлеб выпекали при этом в виде змеи-ужа или поросенка. См. Lohmeyer, "Bericht uber Reste lett. Heidentums" ("Mitt. d. Let-liter. Gesellschaft" III, p. 384 cл.);
с) крашеные нитки, домашние ткани, полотно, самодельные шерстяные пояса, повязки, перчатки и цветы. Такие некровавые жертвы назывались ziedi (цветы).
В Иванов день поле обтыкалось дубовыми ветками, плелись венки и коронки из разных лечебных трав, для украшения клетей и хаты или для лечения домочадцев и домашнего скота. Местом жертвоприношений были стародавние дубы, священные рощи, громадные камни и домашние каменные алтарики. Культ совершали и совершают по настоящее время в некоторых захолустьях домохозяин и хозяйка, или особые ведуны, колдуны и ворожеи, которых, по известиям иезуитов, называли "papas" (попами).
Особое место между богами и людьми занимали великаны, приуроченные к так назыв. могилам великанов.
Латышские легенды и сказания изд. Лерхис-Пушкайтис (1891-95): "Latw. tautas teikas un pasakas".
О солнечных мифах и песнях см. Maunhardt, "Zeitsch. f. Ethnol." (VII, 1875) и Вольтера, программу (прил. к №24 т. "Изв. И. Р. Геогр. Общ."). Ср. также H. Usener и F. Solmsen, "Lit. u. Lett. Gotternamen" (Бонн, 1894).
Несколько мнимо-латышских божеств являются плодом фантазии старинных исследователей; таковы Кремар, бог свиней, Лиго богиня любви, Косейтис, бог огня, и др.
М. Арон, "Kremara un winasaimes aizstawejam" (1893);
П. Шмидт, "Latw. mitologija" (газ. "Majas Veesis", 1893);
H. Wissendorff, "Sinas par Latawesu ticibu" (1893);
Вольтер, "Sketch of the actual results of a crit. research of the lith.-latavian mythology", проч. на конгрессе фольклористов в Чикаго.

Peter Greif / March 1, 2006 2:21

greif@sky.ru