Peter Greif На главную К списку на букву "К" Simbolarium
SIMBOLARIUM |Кузнец

Синонимы

-- /

Этимология


--

Смотри


--

Смотри также


--

Символизирует


--

Символизируется


--

Дефиниция или общая информация

--
Предыдущая статья по алфавиту

PREW

Следующая статья по алфавиту NEXT
Иллюстрации ABB
Поиск по сайту FIND
Черновые заметки

ZAMET

ZAMET

Черновые заметки
Кузнечные клещи. Наряду с молотом и наковальней атрибут всех богов грома и богов-кузнецов, таких как Гефест, Вулкан, Тор. Символ христианского епископа Элоя.
Кузница. В алхимии означает священный огонь печи; силу изменения элементов, находящуюся в пламени; активную мужскую производящую и изменяющую силу в соединении с пассивной восприимчивой терпеливой женский; тигль; основу, из которой рождаются металлы.

Кузнец. Божественный кузнец - это Творец, придающий форму Земле, а также Сын и посредник верховного божества. Его атрибуты - гром и молния, молот, клещи и наковальня. Он контролирует силу огня. В шаманизме и у народов Океании кузнец имеет божественное происхождение. Существует связь между шаманами, царевичами, героями и кузнецами. Ремесло кузнеца имеет священный и магический характер. Кузнец владеет тайнами, связанными с посвящением. Исключение составляют пастушеские общества, где кузнеца презирают и считают вредоносным и "черным", а его дело - нечистым. Кузнец - это часто культурный герой или мифический предок, особенно в Африке, который сторожит алтарь и хранит традиции общества. У балтов кузнец выковал Солнце и забросил его на небо. Небесный кузнец создает и организует мир, а также приносит знание таинств.

Кузнец, кующий оружие, при этом могут присутствует Аполлон или богиня - ВУЛКАН; подковывающий коня, нога которого сначала была отнята у животного, - ЭЛИГИИ. Старик с мехами - АЛХИМИК.
В мифологии персонаж, наделённый сверхъестественной созидательной силой, связанной с огнем, и обладающий функциями демиурга - верховного божества или бога - помощника одного из главных богов, культурного героя и (или) предк. К. может создавать не только любые орудия из разных металлов (ср. Тувалкаина, ковача всех орудий из меди и железа), но и волшебное оружие героев: палицы (палицы, созданные божественным мастером Кусар-и-Ху-сасом для громовержца Балу, в западносемитской мифологии), щит (Гефест выковывает щит Ахилла), стрелы (как Пиркуши в грузинских мифах), меч (в германо-скандинавской и финно-угорской мифологиях). К. и героев закаляет в металле, сообщая им неуязвимость (ср. Курдамгон в осетинском нартском эпосе), чинит им черепа, ставя на них медные заплаты (боги-К. в мифах ряда кавказских народов). К. и сам неуязвим, отчасти благодаря способности становиться невидимым, что характерно для наиболее важных персонажей в мифологии (как Сумаоро у мандингов в Африке, см. Сундьята). Свойством невидимости К. наделяет изготовленные им предметы (сеть, которой Гефест опутывает Афродиту, изменившую ему с Аресом).
К. не ограничен в своей деятельности рамками обычного кузнечного ремесла и часто выступает как "божественный мастер" вообще (ср. инд. Вишвакарман, "господин всех ремёсел", который, в частности, является и кузнецом; типологически сходные с ним К. в мифологии догонов и др.); он создаёт самые разные предметы и их изображения (скамеечки для ног, туфли, чаши, как Кусар-и- Хусас), включая и целую модель мира в металле (как щит, сделанный Гефестом), основные небесные светила - солнце и луну (как Ильмаринен или Телявель). К. может выковать песню, свадьбу, слово (в мифах и обрядовом фольклоре балтов, славян, германцев). Характерной функцией К. является строительство им дома себе (например, Гефест) и другим богам .(в мифе первых изобретателей железа, хатти, или "протохеттов",
Хасамиль строит дом богу-солнцу Эстану с помощью железного молота и железных гвоздей; Кусар-и-Хусас строит дом для Балу). Но деятельность К. как культурного героя шире его ремесленных функций. К. знакомит людей с кузнечным делом и стихией огня вообще (у догонов люди узнают об этом от кузнецов - духов йебан; Прометей похищает огонь у Гефеста). Наряду с этим К. могут, например, доставлять людям с неба, с которого они спускаются, злаки (небесные кузнецы у догонов).
Связанный с огнем, К. чаще всего воплощает небесный огонь (солнечный или грозовой - молнию) и обитает на небе (небесные К. в кавказском нартском эпосе, у догонов; в доколумбовой Южной Америке, в частности в государстве инков, золотых дел мастера находились на "службе солнца").
Как воплощение стихии огня К. противостоит воде, с которой он вступает в единоборство. Он делает это сам [К. в славянской мифологии, которые запрягают усмирённого ими змея, связанного с водой и нижним миром, - его гибелью объясняется происхождение Днепра; Гефест, иссушающий поток; Кава в персидском эпосе "Шах-наме" (родственный восточнославянскому божьему ковалю, см. Кий), выступающий как противник дракона Заххака] или посредством оружия, изготовленного им для громовержца (Кусар-и-Хусас даёт Балу чудесные палицы для борьбы с Иамму - океаном).
К. может быть либо сам воплощением небесного грозового огня - богом-громовержцем (в мифах африканского народа эве имя богагромовержца Согблаа складывается из "со" - "молния" и "гблаа" - "руководитель касты кузнецов"), либо его помощником (бог-К. в балтийской мифологии). Однако в этой роли К. часто сохраняет самостоятельность по отношению к громовержцу (они непобедимы до тех пор, пока остаются вместе), иногда оказываясь его " псевдопомощником ". Это проявляется, например, при их несогласиях, когда К. (как Пиркуши) отказывается изготовить орудие (стрелу) для громовержца или может стать косвенной причиной гибели громовержца (как Кусар-и-Хусас, убедивший Балу сделать окно в доме, через которое, очевидно, может проникнуть смерть). Таким образом, связывающийся в мифологических представлениях преимущественно с положительным рядом мифических категорий (в частности, с верхом), К. иногда воплощает и элементы отрицательного начала. Он связан с рудами, добываемыми из-под земли, и может ассоциироваться с подземным огнем, отсюда с нижним (подземным или водным) миром. Это объясняет и постоянное (Хасамиль) или временное (Гефест) пребывание К. в нижнем мире и его связь с такими существами, как волк (в осетинской, римской, германо-скандинавской мифологиях, где волк связывается с воинской силой героев, приобретению которой помогает К.) и собака (собака кузнеца Куланна, убитая Кухулином), к-рые выполняют частично роль, близкую к воплощению нижнего мира. Из нижнего мира К. могут вызывать другие (небесные) боги. Таким образов К. выступает как посредник между верхом и низом (хотя в большинстве случаев он связывается с верхом). Особое положение К. среди других мифологических персонажей сказывается и в его внешнем облике, иногда сближающем его с хтоническими существами: так, он хром (Вёлунд у древних германцев, Гефест), непомерно мал ростом (карлики-К., связываемые с подземным миром в германских сказаниях). С уродством может быть сопряжено и возникновение кузнечных орудий: у догонов кузнец должен хранить деревянную статуэтку однорукой женщины, из чьей отрубленной руки был сделан кузнечный молот.
В различных обществах вокруг фигуры кузнеца часто складывался особый ритуал, связанный с многочисленными поверьями и мифами, привязанными к месту (кузнице) и различным этапам работы кузнеца (по поверьям славян, К. схватил щипцами за язык змея, проникшего в кузницу; у абхазов кузница убивает пса, ср. собаку Куланна и т. п.). Наиболее развиты были обряды и мифы этого типа у тех многочисленных народов, где существовала особая почитаемая (или, реже, неприкасаемая) каста кузнецов (в древней Ирландии, в Индии и Шри-Ланке, у хауса, догонов, эве и многих других африканских народов). Эта изолированность кузнеца, сходная с положением шамана, связана с отношением к нему как к человеку, обладающему сокровенными способностями, носителю высшего знания и сверхъестественной силы и страхом перед реализацией этих способностей. В мифах каст кузнецов К. отводится роль основного божества [Гу, Лиза (см. Маву-Лиза) у кузнецов племени фон в Бенине] или главного божества этой касты (ланкийский Вассама, средневековая трансформация древнеиндийского Вишвакармана, является также богом кузнецов и может принимать земной облик золотых дел мастера; "Махавамса" XVIII 24). Особое положение в обществе проявляется, например, и в том, что в Западной Африке кузнец (изготовляющий при помощи огня орудия, культовые предметы и магические снадобья) и горшечница (обрабатывающая "живую глину" - землю) могут вступать в брак только друг с другом: они рассматриваются как воплощения двух основных священных начал, вместе обеспечивающие нормальную жизнь социума.
При отсутствии развитой металлургии функции, совпадающие с ролью К., в обряде выполняет вождь: у индейцев Северной Америки, например, вождь племени разрезал природную медь, игравшую существенную роль в ритуале и мифе (в медь превратилась ядовитая рыбка с блестящей чешуей, которую пришлось бросить в огонь, или, по другому варианту, - солнце).
Предания о К. нашли отражение и развитие в литературе и искусстве . В частности, в раннем творчестве Н. В. Гоголя архетипический образ К" побеждающего чёрта, дан в "Ночи перед рождеством". Сходную мифо-поэтическую традицию продолжали Вагнер, опиравшийся на древнегерманские мифы о К. (А. Блок использовал те же мифологические мотивы во вступлении к поэме "Возмездие"), и Э. Верхарн в поэме "Кузнец".
На определенных ступенях развития культуры кузнец считался священным, находящимся под прерогативой правителя. (21). Металлургия и алхимия были тесно связаны: согласно Алло, кузнец сравнивался с проклятым поэтом и отвергнутым пророком. В "Ригведе" кузнец - творец мира (31); вероятно, это было связано с символикой огня и с тем, что железо ассоциировалось с астральным миром (первое железо, которое узнал человек, было метеоритным) и с планетой Марс.
ЛИТЕРАТУРА
Абаев В. И., Осетинский язык и фольклор, М.-Л., 1949, с. 28, 53, 70-71, 592-94;
Аджинджал И. 'А" Кузнечное ремесло и культ кузни у абхазов, в кн.: Из этнографии Абхазии, Сухуми, 1969, с. 232- 274;
Иванов В. В" Топоров В. Н" Проблема функций кузнеца в свете семиотической типологии культур, в кн.: Материалы Всесоюзного симпозиума по вторичным моделирующим системам, т. 1 (5), Тарту, 1974, с. 87- 90;
Котляр Е. С., Миф и сказка Африки, М., 1975, с. 66-68, 155-56, 213;
Миллер В. Ф" Очерки арийской мифологии в связи с древнейшей культурой, т. 1 - Асвины-диоскуры, М., 1876, с. 162, 278-91;
Ольдерогге Д. А., Сумаоро - царь кузнецов и древняя культура Западной Африки, "Africana". Этнография, история, лингвистика, М.-Л., 1969 (Труды Института этнографии АН СССР, т. 93);
Топоров В. Н" К балто-скандинавским мифологическим связям, в сб.: Donuro Balticum, Stockh., 1970, с. 534-43;
Черных Е. Н" Металл - человек - время, М" 1972;
Шрадер 0" Сравнительное языковедение и первобытная история. Лингвистическо-исторические материалы для исследования индогерманской древности, СПБ. 1886, с. 281-46;
Burca, Scan de, Gobbun saer, the crafty artificer, в сб.: Beitraffe zur Indogermanistik und Keltologie, Innsbruck, 1967;
Forbes R. J" Metallurgy in antiquity, в кн.: Studies in ancient technology, v. 8-9, N. Y" 1971-72;
Levl-Strauss C" La voie des masques, v. I-2, [Gen" 1975];
Wertime T. А" Pyrotechnology: man's first industrial uses of fire, "American scientist", 1973, v, 61, №6, p. 670-682.


Peter Greif / March 3, 2006 22:28

greif@sky.ru